Годовщина Астанинской декларации

Годовщина Астанинской декларации и наша приверженность тому, что права человека не являются исключительно внутренним делом

Во время недавнего заседания Совета министров в Белграде некоторые делегации заявили, что ОБСЕ уделяет слишком много внимания человеческому измерению, якобы непропорционально по сравнению с вниманием, которое она уделяет другим измерениям, являющимся частью всеобъемлющей концепции безопасности Организации. Также были сделаны заявления о том, что человеческое измерение используется на политизированной и выборочной основе для критики в адрес определенных государств-участников. Кроме того, в ходе недавнего заседания Постоянного совета мы услышали утверждение о том, что выражение некоторыми государствами-участниками озабоченности правами человека в других государствах-участниках представляют собой вмешательство во внутренние дела этих государств. Я хотел бы напомнить коллегам о наших обязательствах, принятых в Москве в 1991 году и подтвержденных всего пять лет назад в Астане, где мы все подтвердили, “что присущее человеческой личности достоинство лежит в основе всеобъемлющей безопасности”. Мы также подтвердили “неотъемлемость прав человека и основных свобод, а также то, что их защита и продвижение являются нашей первоочередной ответственностью”.

Г-н председатель, уважаемые коллеги, мы единодушно заявили в Москве и в Астане, что степень, в которой любой из нас реализует, или нет, наши общие обязательства, влияет на благополучие и безопасность наших собственных граждан и граждан других стран в регионе ОБСЕ. Как сказал президент Обама ранее в этом году на Генеральной Ассамблее ООН, “внутренние репрессии и внешняя агрессия являются симптомами отказа” обеспечить прочную базу для сильных стран на основе “индивидуальных прав, эффективного управления и личной безопасности”. Соединенные Штаты и другие страны поднимают вопросы о конкретных проблемах и случаях, касающихся прав человека, в отдельных государствах-участниках, потому что только когда поднимаются конкретные проблемы, могут быть найдены конкретные решения. Именно поэтому мы, например, вновь выражаем нашу озабоченность в отношении ограничительных законов и методов Российской Федерации, которые препятствуют осуществлению в России основных свобод выражения мнений, ассоциации и мирных собраний. Это касается законов об иностранных агентах и нежелательных иностранных организациях.

Соединенные Штаты полностью осознают важность обязательств, принятых в Москве и Астане. Именно поэтому наша делегация активно обращает внимание этого Совета на вопросы прав человека в Соединенных Штатах, и поэтому мы серьезно воспринимаем и реагируем на озабоченность по поводу проблем в Соединенных Штатах. Приверженность США принципам, одобренным в Москве и Астане, объясняет, почему мы поднимаем в Постоянном совете – в том числе сегодня – вопрос о деятельности полиции и расовой дискриминации в Соединенных Штатах, почему мы объяснили шаги, принятые правительством США после трагических событий в Фергюсоне (штат Миссури), Балтиморе (штат Мэриленд) и Нью-Йорке и пригласили в ОБСЕ представителя отдела гражданских прав Министерства юстиции США для более глубокого обсуждения этой темы. Соединенные Штаты также ведут диалог с ОБСЕ в отношении тюрьмы в Гуантанамо, закрытию которой США по-прежнему привержены. 10 декабря мы отметили День прав человека ООН здесь, в этом Совете, подтвердив важность обеспечения поощрения и защиты прав человека в условиях борьбы с терроризмом и отказа от дискриминации и нетерпимости во всех их уродливых формах, в том числе когда они имеют место в Соединенных Штатах.

В заключение мы хотим подчеркнуть, что государства-участники ОБСЕ подтвердили в Москве в 1991 году, что “категорически и бесповоротно … обязательства, принятые в области человеческого измерения ОБСЕ, являются вопросами, представляющими непосредственный и законный интерес для всех государств-участников, и не относятся исключительно к внутренним делам соответствующего государства”.

Благодарю вас, г-н председатель.

Выступление посла Дэниела Бэера на заседании Постоянного совета в Вене | 17 декабря 2015 года